Tags: Крутой боевик

Новый поворот

Очередное совещание собрали в подсобке териталаутайского ресторана, среди чанов с булькающим фаренгейтовским соусом и норовящих цапнуть тебя чаглотов. Докладывал Корнелиус.
- Нашли «Святого Бурантино». Только что получил письмо от Свиндля.
- И где же он?
- Пропал в системе Кварты Воробья пятнадцать тысяч релятивистских лет назад. Они уточнили у хабблов, выяснилось, что его катапультировало в атмосферу Тестостерока, это восьмая планета от тамошнего солнца. Мега-Юпитер. Корабль завис в точке Сидорова, на равнодействующих давления и импульса. Так там и висит в мегасфере.
- Ой как хорошо, - потер руками Був. – Это ж мы его мигом…
- Подожди, - сказал Трой. Последние два дня он был страшно многословен. – Макикото?
- Я тут выяснил, - промямлил полуяпонец, втягивая голову в плечи. – Святой этот… это корабль класса Тупитор-пять, восьмого класса. Кубической формы, восемь на пять…
- Если кубической, то почему восемь на пять? – спросил я почему-то шепотом.
- Восемь на пять – это сорок, - тоже шепотом ответил мне Був. – То есть его грань – сорок тысяч километров.
- Экипаж четыре миллиона человек, - продолжал бубнить Макикото, - пассажиров порядка восьмисот. Миллионов. Но обычно набивается миллиарда полтора. Полузамкнутая система, пассивный вход, активный выход, диффузное питание, привод акустико-ядерный, на пионах. Командир корабля имеет личный пистолет.
- Совсем хорошо, - еще больше воодушевился Був.
- Ну и еще – корабль принадлежит к дарвиновской серии.
Трой поднял левую бровь.
- Чего-чего?
- Ну да, в случае непредвиденных обстоятельств в экосистеме запускается принудительная эволюция по случайной сетке. То есть что там народилось за пятнадцать тысяч лет непонятно. Свиндль только выяснил, что вокруг Тестостерока еще в прошлом веке установили карантинную зону в двадцать парсеков.
Корнелиус уважительно присвистнул.
- Двадцать парсеков – это значит народилось там так народилось…
Був чуть не лопался от счастья.
- Ну когда же мы туда, а?
Глаза его блестели.

Крутой боевик с элементами космооперы

Мы лежали на траве. Над нами полыхало скопление Геркулеса.
- Був, - почему-то спросил я. - А ты на фламмарионе когда-нибудь вытаскивал все кнопки?
Коротышка мечтательно засвистел.
- Ага. Было такое. Один раз.
- Расскажи! Я даже не представляю... наверное, так сразу миллион народу можно ухлопать?
Корнелиус коротко засмеялся. Був хлопнул меня по плечу. Плечо сразу заболело.
- Миллион - это на восьми кнопках, парень. А в моем фламмарионе их сто двадцать восемь.
Я пораскинул мозгами. Сила выхлопа на фламмарионе увеличивалась по кубическому закону.
- Я тогда не понимаю...
Зенды засмеялись. Даже Трой.
- Планета Марбиксион. Диаметр - восемнадцать астрономических единиц. Но благодаря тому, что ее ядро состоит из вакуума - сила притяжения не поверхности стандартная.
- Эх, - вступил в разговор Корнелиус. - Ты бы видел эту красоту. Горные пики высотой в миллиарды километров. Рай для альпинистов. Трехмерные океаны. Вертикальные пляжи. Сто шестнадцать крупных спутников, каждый из которых - с кольцами и собственными лунами... Чистый воздух... Эх...
Повисла пауза.
- И что?
- Там есть такая равнина Дальмор. Занимает центральную часть материка Полипептиды. И именно на ней ...
Був замолчал, в его глазах плескалось что-то нежное.
- Что?
- Галактика NGC1344. Там правил император Абракадаврус. Он решил завоевать нашу галактику. Собрал армию. Квадрильонов двадцать гренадер плюс обоз. И все они высадились на Дальморе.
- А вы их там ждали?
- Мы там, вообще-то, отдыхали, - хмыкнул Корнелиус.

Старая компания :)

На Полерастию сначала отправили Бува. Трой вручил ему восемьсот боффинов и сказал внедриться в тамошнее общество и выяснить, что к чему и как нам раздобыть этот чертов полирамий. Був кивнул и сел на челнок, мы же остались на Бардобе, копать нефтяной уголь.Collapse )

Снова крутой боевик

Последняя суббота января у нас всегда была днем подведения финансовых итогов предыдущего периода. Из-за релятивистских эффектов за последние полтора месяца пришлось обсуждать это трижды. Но делать нечего, порядок есть порядок.Collapse )

Крутой боевик с элементами мелодрамы

Був грыз здоровенный красный марципан, жир стекал по его подбородку. Я отвернулся от него. Народу на приеме было много. Но все не то.
- Не придет, - безапелляционно чавкнул Був. – Точно тебе говорю.Collapse )

Крутой боевик с элементами кровавого триллера

В клетке сидел благообразный седенький мужичок. Не будь таблички, я бы принял его за какого-нибудь разъездного лектора. Но судя по надписи, он слопал не меньше десяти человек и был пойман случайно, а при поимке откусил у полицейского козырек от фуражки.Collapse )

Снова боевик. Крутой.

Из под короткой юбки торчали длинные ноги. Первая леди была прекрасна в своей воинственной свирепости.
- В принципе, она права, - философски заметил Трой. – Неженатый президент – слишком большое искушение. Для всех.Collapse )

Снова боевик

Прежний президент был куда более мощен, новой мантии пошить не успели, так что я потел, путался и страдал. Усугубляло ситуацию хихиканье Бува. Да не оно одно ее усугубляло. Например упрямый Макикото стоял на том, что переворот, в ходе которого никто не будет убит обречен на поражения, кто бы в нем не участвовал. После долгих препирательств цену сбили до сломанной ноги. Под раздачу попал главный церемонимейстер, в качестве наказания эту роль поручили самому членовредителю, который, устроив предшественника в больницу исполнял ее на редкость бестолково, хотя и с великим рвением.
- Еще один хрен с горы приплелся, гремело под пышными сводами Сиреневого зала, - и посетители, ёжась и морщась семенили в мою сторону. Вставать им навстречу мне запретил Трой.
Мой предшественник дал мне на память фотоальбом со своим кабинетом министров. Однако я всегда плохо запоминал лица. К счастью, прибывший представился сам – министр по образованию и деревообработке. Естественно, пришел с прошением об отставке.
- Угу, - помня предписания бывшего президента выдавил я из себя. Восемнадцатый! Что мне делать без кабинета министров?
Бывший министр чопорно поклонился и, с трудом увернувшись от одобрительной длани Макикото, широкой как лопата и тяжелой, как самосвал, чуть не выбежал из зала.
- И куда он теперь? - спросил я у Троя.
- К себе, в министерство.
- Вещи собирать?
Все удивленно на меня воззрились.
- С чего бы это? - спросил после паузы Трой.
- Ну, - я почувствовал себя сбитым с толку. – Он же в отставку подал.
- А ты что, ее принял?
- Нет пока, - ответил я. – А надо?
- А что ты будешь без него делать? – спросил Трой.
- Не знаю, - признался я. – А что, будет работать дальше?
- Конечно, - встрял Корнелиус. – Это его долг.
- А долго?
- Ну, пока отставку не примешь. Или не отвергнешь. Разные варианты. Но я не думаю, что он хочет в отставку. Он уже восемь президентов пережил. Все были довольны.
- А чего тогда с прошением приперся?
- А так положено. Все они теперь в отставке, но так как новых нет, то автоматом они стали временно исполняющими обязанности.
Начало проясняться.
- И что, долго они так могут?
- Ну, - протянул Трой. – Месяца два, наверное, будет нормально. Потом формируй новый кабинет.
- Из них же?
Трой хотел ответить, но не успел. Под сводами раздался жизнерадостный вопль Макикото:
- А вот и девочки пожаловали!
Я охнул. Как выяснилось, не зря. Мой предшественник подложил мне огромную свинью в виде собственной Первой Леди. Именно она сейчас решительно рассекала воздух, направляясь прямиком ко мне.

Снова крутой боевик

C рыжего неба немилосердно палило, цепкие заросли супинатора цеплялись за ноги. Наверное, где-то здесь были тропы, но мы перли к горам напрямик.
- А все-таки, - едва переводя дух спросил я. – Почему мы пошли в Турбинту пешком? Если бы воспользовались лайнером – давно были бы на месте! А тут …
Корнелиус больно ткнул меня под ребра своим сапогом.
- Мы тебе уже объясняли! – чуть не заорал он. – И не один раз!
Макикото, который делал это больнее остальных шевельнул было бицепсами, но вмешался Був.
- Он и впрямь не понимает, - сочувственно поддерживая мой рюкзак сказал он. – Может мне попробовать?
- Попробуй, - шевельнул ртом немногословный Трой.
Був пошел рядом со мной.
- Вот, скажем, тебе нужно добраться из одного пункта в другой, - начал он. – У тебя ведь много способов будет, так?
- Ну да.
- На изоципеде, на некробусе, на барантае… ну не знаю. На лайнере, наконец.
- На шаттле еще, - добавил я.
- Да, на шаттле. И каждый раз ты будешь платить какую-то цену, правда? Хочешь сэкономить – выбираешь одно, не хочешь – выбираешь другое, так?
- Ну да.
- А если у тебя много денег ты что выбираешь?
- Что?
- Ты выбираешь эксклюзив! – поднял Був свой тонкий палец. – Ты наймешь полторабус и запрешься в нем с парой красоток. Или с двумя парами. А если у тебя совсем много денег – то эти красотки тебя понесут. На руках или еще на чем.
- А к чему это ты?
- А к тому, что все имеет свою цену!
- Ну и что?
- А то, - палец Бува снова закачался перед моим подбородком. – Когда ты нас нанял, то предложил дело, которое стоило семьдесят трублов. А заплатил – семьсот.
- И? - чувствуя подвох спросил я.
- И мы должны все эти деньги отработать, мы же зенды! Честь для нас превыше всего!
- А просто вернуть…
- Зенды ничего и никогда не возвращают, - словно нехотя выпустил меж губ скудную строчку Трой.
- Понятно, - медленно сказал я. – Значит эти два года в тюрьме на Белом Мамонте… этот побег в кишках у лягвозавра, две пластические операции, революция, которую вы устроили на Янаеве, все это… - меня душили слезы.
- Понял, наконец, - добродушно хлопнул меня по плечу Макикото. Я привычно шлепнулся. Корнелиус занес было ногу, но, словно повинуясь внутреннему порыву, убрал ее и аккуратно поставил на землю.
- И впрямь понял, - улыбнулся он.
Був помог мне подняться, отряхнул и заботливо поправил лямки рюкзака. Я посмотрел на заснеженные вершины гор. Мои спутники нравились мне все больше и больше.