February 12th, 2021

Культурные различия

Продолжаю читать американские руководства и регламенты.

Любопытно, что в чем-то их подход противоположен нашему. Там есть пассаж "В СССР в качестве операторов АЭС выступают люди с высшим инженерным образованием. Это представляется излишним, более того - предположительно опасным, так как эта простая и монотонная работа не соответствует их способностям и способна вызвать скуку и безразличие к результатам работы".

Дальше они признают, что использование операторов с большим теоретическим багажом может быть полезно при инцидентах, но в целом минусы перевешивают плюсы.

Ну и дальнейшее продолжение темы - люди не читают длинных и скучных руководств, поэтому их нужно делать более короткими, яркими и насытить графическим материалом; представляется полезным переход на, так сказать, непосредственные методы реагирования. То есть, оператор не должен думать "ой-ой-ой, теплоноситель перегрелся и стержни застряли", он должен четко знать: вот эти два показателя выше нормы, а этот - ниже; я должен эту ручку двинуть вниз, дождаться, когда эта стрелка пойдет вниз и переключить вот эти два тумблера.

Причем все это - на солидном статистическом материале. Скажем, в 50-е стартовало переучивание военных операторов (ПВО и прочих) на электронные средства обнаружения цели, новую элементную базу и т.п. И выяснилось, что излишнее погружение в теорию совершенно излишне и не дает никакого выигрыша, а вот сильный крен в сторону вопросов практических - такой выигрыш дает.

Но! Все это должно реализовываться при наличии "эсэсовца", уровень теоретических знаний которого высок (настолько, что никому из его подчиненных не придет в голову усомниться в его решениях и указаниях).

PS Вот эти вот различия в инженерной культуре в большинстве своем никем не распознаются. Что порой приводит к самым странным выводам...

А вообще, любопытный вариант

Вот представьте смену: начальник - выпускник Стэнфорда, операторы - тамошние птушники.
Иерархия задана сразу и она очень и очень четкая. Более того, птушник, скорее всего, начальником смены никогда не станет - разве что отучится в Стэнфорде.

И у нас: начальник - выпускник МИФИ, операторы... тоже выпускники МИФИ.
Каждый из них метит в начальники.
И...

Ой-ей...

Вот что меня поражает в некоторых наших гражданах - это легкость, с которой они начинают рассуждать о том, в чем ничего не понимают.

Причем ведь даже и скажешь им - ты ничего не понимаешь, не рассуждай, смешно это. Но нет, гордо отвечают - я на это не ведусь, и начинают рассуждать.

Зуд. Ну да, зуд.

Об чем бишь я... А, вот.

Отношение многих моих сограждан к демократии я бы назвал обратно-коммунистическим. Почему коммунистическим - потому, что демократия для них сродни коммунизму. Мы относительно недавно его строили, так как нам говорили, что его постройка означает решение всех проблем. Как он будет их решать, что это вообще такое - никто особо вопросами не задавался. Строим и строим. Пока не надоело.

Вот они также думают про демократию. Мол это такая штука,что если ее учредить - все будет клево. Вот просто все. Как, почему? А хрен его знает. Но клево.

Полная аналогия.

А почему обратно - потому, что это они думают не про себя (сами-то они в демократию не верят, причем с гордостью), а про тех, кто по их мнению за демократию топит. Ну, то есть видят человека, по известным индикаторам считывают, что он за демократию, ну и начинают - вот, мол, человек думает, что демократия - это рулез, а не подумал, дурачок, о механизмах-то.

Не, есть, конечно, люди и с прямо-коммунистическим отношением, но это, в общем-то, то же самое. И что с этим делать - я вот не понимаю, хоть убей.

Демократия - это не яркий факел, освещающий дорогу во тьме, это не конечная цель развития, это не такое место, где всем сразу становится сладко и липко. Это инструмент, понимаете?

При помощи которого можно решать проблемы. Не все. И только если уметь этим инструментом пользоваться.

Блин, ну что ж за страсти-то такие. Я хренею, дорогая редакция.

Вот все у нас знатоки древнегреческого. Все знают, что означает слово демократия. Вот прям любого среди ночи разбуди, дай ему отбойный молоток и спроси - что такое демократия. И он вам непременно ответит - демократия, это власть народа! А решения там принимаются большинством.

С первым еще можно согласиться, хотя демос - это далеко не то же самое, что нынешнее народ. Ладно, хрен с ним.

Но второе-то вы с чего взяли?

Вот вам республиканский Рим, войска которого только потерпели поражения у Тразименского озера. Что делает наша республика? Она выбирает диктатора. И Квинт Фабий Максим делает то, что ему кажется необходимым, не советуясь с сенатом.

Понимаете, да? Республика решает, что в текущих условиях власть большинства - это слишком громоздко и вручает власть одному человеку. И он ее осуществляет.

Диктатура - это тоже инструмент. И демократия им пользуется - при необходимости.

Я скажу больше - этот механизм работает почти всегда. Ну вот скажите, кто примет более обоснованное решение - сто миллионов народа или сотня специалистов в решаемом вопросе? Большинство или меньшинство? Ответ очевиден. Подавляющее большинство вопросов в нормальном демократическом государстве решает именно меньшинство. А демократия нужна для того, чтобы это меньшинство составили реально все те, кто может помочь в решении. То есть, демократия - это выбор меньшинства, которое будет решать за большинство. И да - держать перед ним ответ в случае провала.

Гай Теренций Варрон был избран консулом, командовал римской армией и потерпел страшное поражение при Каннах. Когда он вернулся в Рим, римские граждане его поблагодарили за храбрость на поле боя. Военных дел ему больше не поручали, но разнообразные поручения он продолжал выполнять - уже как дипломат.

Блин, ну это же очевидно.